where souls disappear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » where souls disappear » party monsters » Дженетикс представляет «Темпль-Туттль»


Дженетикс представляет «Темпль-Туттль»

Сообщений 31 страница 37 из 37

31

Преображенский прожевал кусок лазаньи, а потом Дейтон запел и любимая мелодия заставила Алексея отложить столовые приборы в стороны. Голос мальчика струился звуковыми волнами по воздуху и соскальзывал в мозг Преображенского, где порождал видения чистого голубого неба, какого давно не видели люди на Земле, поющих в цветущих садах птиц, привкуса солёного ветра на берегу моря. Мужчина не обратил никакого внимания на появление Раневского и их с Кейпой дальнейший уход в соседнюю комнату. Он смотрел на Клайва сквозь полуприкрытые веки и думал о… он ни о чем не думал, зато его душа, наконец-то, отдыхала. Когда Поллукс умолк, Алексей посмотрел на него с восхищением, которое быстро скрылось за привычной безэмоциональностью, утопилось в очередном глотке вина.
Оказывается, Шуберт может хорошо звучать и а капелла. – Негромко произнес Алексей, стараясь выдавить из себя комплимент. И тут же заел своё смущение/неумение лазаньей. Сытная еда упала в желудок, отвлекая Преображенского от странных ощущений в грудной клетке. Какой-то… тихий восторг. – Поешьте, Клайв. – Зачем-то сказал Алексей, неожиданно соскальзывая с ранее выбранного «ты» на «вы».

32

Стоило признать, Леппалуото в подобном положении выглядел лучше, по-мнению Раневского, чем в обычном безупречно-пафосном амплуа. Задней мыслей мелькнуло, что очки в такой ситуации должны зверски мешать. Олег наклонил голову на бок, прикидывая, что годовая просрочка выплаты - это ещё не вершина. Одна из знакомых стриптизёрш ходит с искусственным сердцем уже третий тридцать шесть месяцев, и ничего. Видимо, привилегии должникам тут раздавались в рэндомном порядке.
Надо отдать должное, Раневский внимательно выслушал то, что ему вещал Кейпа, не перебивая короткую речь какими-нибудь особо пафосными вставками в стиле "не отмазаться тебе, грешный, не искупить вину словами", даже принял кое-что к сведению. Хотя вполне мог затянуть полуторачасовой монолог о тяжкой судьбе, достоинствах и недостатках разных профессий и о том что же было первым, яйцо или курица.
- Кстати о Бионико... - неожиданно поинтересовался Оля. - На кой чёрт твой конфискатор взял чужую конечность? - хотя куда больше его интересовало другое: "Сломать бы тебе руку, светик мой. Знаю, подлатают быстро, но первые полчаса будешь баюкать перебитую конечность на груди, как пить дать.." - мысль казалась очень привлекательной, но..
Раневский отпустил Леппалуото-младшего, напоследок хлопнув его ладонью между лопаток. Толку-то от рукоприкладства.
- Ох, твою мать.. - поморщился Оля, усаживаясь на высокий стул, спиной к барной сточке. - О благотворительности будешь кому-то другому рассказывать, хорошо? - попросил он, забрасывая локти на столешницу, откидываясь назад, размышляя над тем, что только что узнал от председателя совета директоров Дженетикса. - Значит.. ещё двое моих сегодня-завтра найдутся по частям?.. - игра в угадайку, не иначе. - Кто именно, Кейпа? - "Это надо перекурить.. "- мелькнула мысль, и Раневский потянулся назад, за пустую барную стойку, в поисках пепельницы. А зацепившийся за салфетки и ручку взгляд навёл на кое-какие мыслишки. Оля не был бы собой, если бы не задумался о том, что и в каком количестве можно было бы выторговать у Кейпы в замен на персональное спокойствие. Раневский был деловым человеком и предпочитал не рыдать над утратой слишком долго.

33

К величайшей радости, Олег вскоре отпустил Кейпу, и тот, делая несколько шагов от Раневского, неторопливыми движениями поправил воротники, манжеты и, собственно, очки. Последним штрихом были приглаженные волосы. Олег напоминал Паули скорым до физической расправы нравом. И самое похабное, что подметил Леппалуото, это то, что ему такое поведение нравилось до мурашек вдоль позвоночника.
У нас с Бионико негласное соглашение… – в полголоса сказал мужчина, сцепляя руки в замок за спиной – поза хозяина дома, который жаждет подчеркнуть, что ему в своей крепости опасаться нечего. Беспристрастный взгляд снова был направлен в лицо Олегу.
Кто именно, Кейпа?
Кейпа вежливо улыбнулся, не раскрывая губ.
Я не знаю. – И это была правда. – Я не имею никакого отношения к процессу выбора из базы Дженетикс очередной жертвы правосудия. Этим занимаются мои секретари. На кого бог пошлет, знаешь ли… очень может быть, что даже моя секретарша не в курсе, кого именно послала на смерть. Такое положение дел увеличивает шансы конфискатора на удачу. Не находишь? Плюс… выходит, что мы объективны. В определенной степени, конечно. – Кейпа скользнул взглядом по тёмно-красному полу комнаты. Смысла забалтывать Раневского не было, этот сам кого угодно заболтает. Но от язвительных объяснений Леппалуото не смог удержаться, хоть это и грозило очередным тычком мордой в стол.

34

Раневский издал тихий смешок, когда услышал о предполагаемой объективности сотрудников Дженетикс. Что-то плохо верилось ему в подобные байки, особенно после пары лет вращения в кругах власть- и харизма- имущих. Оля окинул Кейпу весьма скептичным взглядом, но решил не разводить демагогию, сейчас его куда больше волновали личности предполагаемых жертв местного маньяка-потрошителя и то как можно повернуть эти смерти в назидание остальным ребятишкам, чтоб они не шалили и ещё более внимательно слушали, что им говорит Раневский. Дабы укрепить понимание необходимости выполнять указания точь-в-точь.
- Интересная система.. - коротко заметил Оля. - Никто ничерта не знает. - подвёл он черту, клацнув только что найденной ручкой, и быстро написал на ранее обнаруженной салфетке несколько слов. - Куда ты так далеко отошёл-то? Мы с тобой деловые люди, предпочитаем пользоваться дипломатией и навыками убеждения, правда? И сможем всё решить полюбовно. - с улыбкой заметил он, глядя в бесстрастное лицо Леппалоуто, и призывно махнул рукой, мол, не бойся, птенчик, мы - люди цивилизованные. По-крайней мере, ближайшие минут тридцать.
- Не в службу, а в дружбу.. - Олег развернул салфетку к Кейпе, чтоб он мог прочитать нацарапанные там имя-фамилию. - Будь добр, передай это одному из своих пёсиков, пусть заберут на родину козырную селезёнку и печень. - Раневский решил воспользоваться моментом и ликвидировать крайне надоедливого потенциального конкурента, который стал занимать слишком много места на рынке сбыта товаров Оли и категорически отказывался делиться. Нехорошо. То откуда Раневский знал, что органы у этого человечка не родные, и что он всего на пару дней опаздывал с выплатой в Дженетикс, оставалось загадкой.
Всё это звучало как просьба, но Оля был очень твёрдо намерен лишиться мелкого мешающего элемента, раз уж в ближайшее время останется без пары ночных бабочек.

35

Очень смешно… – мысленно подметил Кейпа, но подходить к Олегу не торопился. Только когда Раневский привлек внимание мужчины к имени на салфетке, Леппалуото приблизился. Правая бровь вопросительно дернулась вверх. Имя, фамилия… немецкие. Не знакомые, значит, ни какая-нибудь шишка, тем лучше. Пожав плечами, Кейпа спросил:
Ты уверен, что срок погашения кредита вышел? – надо блюсти репутацию компании. Но Олег наверняка был уверен, поэтому Леппалуото перешел к уточнениям. – Как срочно? – и посмотрел на Раневского. Кажется, Беатрис сегодня придется задержаться, и рабочее воскресенье плавно перейдет в рабочий понедельник. Кейпа, в силу рода деятельности и стиля жизни, не разграничивал дни на будни и выходные.
Далее можно было бы спросить, кто это такой и чем насолил Раневскому, но Кейпе было безразлично. В данный момент он принимал заказ на работу, выполнение которой разрулит очередную некрасивую ситуацию в их с Олегом совместной жизни. Этакий острый угол, который сейчас надо аккуратно отшлифовать, чтобы не испортить всю композицию.
Находиться в 40-ка сантиметрах от Олега, тем временем, было, всё-таки, небезопасно.

36

Клайв полузакрыл глаза – по-птичьи смежил веки, когда пел, лица смазались в фон, пламя рассыпалось на звездяные искры, погляди – там Большая Медведица, а здесь и красотка-Венера, утренняя звезда. Аудитория, слушатели, боссы и важные гости – далеко, в этом подоплека любого искусства – прежде всего твой персональный наркотик, садишься ли ты за клавиатуру и сочиняешь про эльфов или поешь об античных героях; ты там – среди серебристых лесов или в теплом Адриатическом море,  подпеваешь холодногубым насмешливым Сиренам. Они разорвут тебя на куски, но прежде подарят запредельное наслаждение.
Всякое искусство одиноко. А-капелла за пару метров – Клайв не ближе, чем на экранах циклопических проекторов.
Поэтому – не понял, откуда и как ворвался незнакомый – вернее, полузнакомый, где-то Клайв его если не видел, то ему рассказывали, -  человек, почему забрал Кейпу – слишком быстро, слишком стремительно. Оно и к лучшему, он закончил песню и вынырнул с небес.
Добро пожаловать на грешную землю, парень.
Кем был незваный гость? Клайв растерянно заозирался по сторонам, но возле камина шуровал дровами очередной официант, похожий на дрессированную сороку (можно ли выдрессировать сорок?), другой как раз добавлял вермута в бокал Преображенского и менял тарелку Беатрис – которая так и не прикоснулась к еде.
- Благодарю вас, - ответил Клайв Преображенскому. Потом сообразил, что выглядит странно и глупо, высматривая – куда же делся босс, и вернулся на еще хранящий тепло стул. Любопытство подкалывало спросить – кто же странный тип, который врывается на ужин к самому Кейпе с видом конфискатора, готового предъявить счет очередной жертве. И не предъявит ли кому-нибудь еще.
- На самом деле, все-таки Шуберт должен звучать под соответствующее сопровождение, - извиняющимся тоном добавил Клайв. «Поддерживаем светский разговор о музыке. Улыбаемся и машем, да-а… Только я неважный собеседник. Где вы видели умных канареек?»
Лазанья, кстати, еще не успела остыть. А взгляд господина из Бионико больше не выглядел прицелом лазерной винтовки. После милостивого разрешения, Клайв колупнул вилкой сырную корочку.

37

В рот отправилась первая порция лазаньи. Вкус был, что надо, всех ингредиентов было в меру. Беата задумалась, когда в последний раз ела с удовольствием. Вспоминалось с трудом, видимо очень давно. Клайв начал петь, так что пришлось отложить столовые приборы на время – правила приличия никто еще не отменял. Наверное, впервые за весь вечер, именно он был центром всеобщего внимания, три пары глаз (четыре, если считать очки Кейпы) были устремлены прямо на голос Дженетикс, исполняющего Шуберта без всякого аккомпанемента, не считая потрескивание поленьев в камине, и шуршание тяжелых фартуков официантов, бесшумно снующих по залу, следя за состоянием тарелок и бокалов гостей. Голос плавно обтекал каждого сидящего за столом, заполнял все пространство в комнате.
Где-то  в середине песни в залу ворвался странного вида молодой человек, и с громкими, бесцеремонными возгласами увел Леппалуото в соседнюю комнату, плотно прикрыв за собой дверь. Что-то в его манере поведения явно говорило о том, что лучше бы их разговору никто не мешал и не нарушал «интимной» обстановки разговора. Беатрис, со своей же стороны, не стала делать даже попыток, чтобы последовать вслед за ними.
Будет нужно – позовут.
Вскоре Дейтон окончил петь немецкую балладу. Не сказать, чтобы немецкий был бы уж таким красивым и мелодичным языком, но при правильно подаче все может выглядеть лучше, чем есть на самом деле. Даже хмурому Алексею, кажется, понравилось.
- Это было замечательно, Клайв, - девушка взяла в руки приборы. Второй, обещанный, кусочек лазаньи. – Не часто сейчас услышишь такую классику, да еще и в таком исполнении, - Беатрис улыбнулась певцу.
Все, с лазаньей было покончено, вилка с ножом теперь лежали параллельно друг другу. Официант беспромедлительно поспешил убрать лишнее со стола.


Вы здесь » where souls disappear » party monsters » Дженетикс представляет «Темпль-Туттль»